«Абсолютное зло»: внутри российского концлагеря, где заживо сгорели десятки украинцев | Украина

Крики пытаемых солдат, переполненные камеры, нечеловеческие условия, режим устрашения и убийства. Несъедобная каша, никакого общения с внешним миром и дни, отмеченные самодельным календарем, написанным на коробке из-под чая.

Это, по словам заключенного, который был там, каковы условия в Оленовке, печально известном следственном изоляторе под Донецком, где десятки украинских солдат сгорели заживо в результате ужасного эпизода в конце прошлого месяца, когда они находились в российском плену.

Анна Ворошева, 45-летняя украинская предпринимательница, дала душераздирающий отчет Наблюдатель своего времени в тюрьме. Она провела 100 дней в Оленовке после того, как в середине марта ее задержали на блокпосту пророссийской Донецкой Народной Республики (ДНР) на востоке Украины.

Она пыталась доставить гуманитарную помощь в Мариуполь, ее родной город, осажденный российской армией. Сепаратисты арестовали ее и отвезли в битком набитом милицейском авто в тюрьму, где она содержалась до начала июля по обвинению в «терроризме».

Выздоравливая во Франции, Ворошева сказала, что не сомневается в том, что Россия «цинично и преднамеренно» убила украинских военнопленных. «Мы говорим об абсолютном зле», — сказала она.

Истребители были взорваны 29 июля загадочным и разрушительным взрывом. Москва утверждает, что Украина уничтожила их с помощью высокоточной ракеты «Химарс» американского производства. Однако спутниковые снимки и независимый анализ предполагают, что они были уничтожены мощной бомбой, взорванной внутри здания.

Россия сообщает, что 53 заключенных были убиты и 75 ранены. Украина не смогла подтвердить эти цифры и призвала к расследованию. Жертвами стали бойцы батальона «Азов». До своей капитуляции в мае они защищали мариупольский металлургический комбинат «Азовсталь», держась под землей.

За день до взрыва их перевели в отдельную зону в промзоне лагеря, подальше от грязного двухэтажного бетонного корпуса, где Ворошева делила камеру с другими женщинами-заключенными. На видео, показанном по российскому государственному телевидению, видны обугленные тела и скрученные металлические двухъярусные кровати.

«Россия не хотела, чтобы они остались в живых. Я уверен, что некоторые из «убитых» при взрыве уже были трупами. Это был удобный способ объяснить тот факт, что их замучили до смерти», — сказала она.

Мужчин-заключенных регулярно выводили из камер, избивали, а затем снова запирали. «Мы слышали их крики, — сказала она. «Они включили громкую музыку, чтобы заглушить крики. Пытки происходили постоянно. Следователи шутили по этому поводу и спрашивали заключенных: «Что у вас с лицом?» Солдат отвечал: «Я упал», и они смеялись.

«Это была демонстрация силы. Пленные понимали, что с ними может случиться что угодно, что их запросто могут убить. Небольшое количество азовцев попало в плен перед массовой капитуляцией в мае».

Ворошева сказала, что вокруг Оленовки, известной как исправительная колония № 120, было постоянное движение. Бывшая советская сельскохозяйственная школа, которая в 1980-х годах была преобразована в тюрьму, а позже заброшена. ДНР начала использовать его в начале этого года для размещения мирных жителей противника.

Пленные ежедневно прибывали и уезжали из лагеря в 20 км к юго-западу от оккупированного Донецка, сообщила Ворошева. Наблюдатель. По ее оценкам, там содержалось около 2500 человек, а иногда цифра доходила до 3500-4000 человек. Не было водопровода и электричества.

По ее словам, атмосфера изменилась, когда утром 17 мая туда прибыли около 2000 боевиков «Азова». Были подняты российские флаги и сняты знамена ДНР. Охранники изначально настороженно относились к новым заключенным. По ее словам, позже они открыто говорили о том, что собираются издеваться над ними и унижать их.

«Нас часто называли нацистами и террористами. Одна из женщин в моей камере была медиком «Азовстали». Она была беременна. Я спросил, могу ли я дать ей свой продовольственный паек. Мне сказали: «Нет, она убийца». Единственный вопрос, который мне когда-либо задавали, был: «Вы знаете солдат «Азова»?»

Условия для женщин-заключенных были мрачными. Она сказала, что их не пытали, но почти не давали еды – 50 граммов хлеба на ужин и иногда кашу. «Это было пригодно для свиней», — сказала она. Она подозревала, что начальник тюрьмы выкачивал деньги, выделенные на питание. Туалеты были переполнены, а женщинам не давали средств гигиены. Камеры были настолько переполнены, что спали посменно. «Это было тяжело. Люди плакали, беспокоясь о своих детях и семьях». На вопрос, проявляли ли когда-нибудь охранники сочувствие, она сказала, что однажды аноним оставил им бутылку шампуня.

По словам Ворошевой, сотрудники лагеря были промыты российской пропагандой и считали украинцев нацистами. Некоторые из них были местными жителями. «Они обвиняли нас в том, что их жизнь была ужасной. Это было как алкоголик, который говорит, что пьет водку, потому что его жена никуда не годится.

«Философия такова: «Все ужасно для нас, поэтому все должно быть ужасно для вас». Все очень по-коммунистически».

Президент Украины Владимир Зеленский назвал взрыв «преднамеренным военным преступлением России и преднамеренным массовым убийством украинских военнопленных». На прошлой неделе его офис и министерство обороны Украины представили детали улик, которые, по их словам, указывают на вину Кремля.

Родственники бойцов батальона «Азов» протестуют в Киеве после взрыва в Оленевской СИЗО
Друзья и родственники солдат батальона «Азов» протестуют в Киеве после взрыва в Оленевской тюрьме, унесшего жизни десятков военнопленных. Фотография: Димитар Дилкофф/AFP/Getty Images

Ссылаясь на спутниковые снимки, перехваты телефонных разговоров и разведывательные данные, они заявили, что российские наемники из группы Вагнера совершили убийства в сотрудничестве со шпионским агентством ФСБ Владимира Путина. Они указывают на то, что за несколько дней до взрыва в колонии был вырыт ряд могил.

Операция была одобрена на «высшем уровне» в Москве, утверждают они. «Россия — это не демократия. Диктатор несет личную ответственность за все, будь то MH17, Буча или Оленовка», — сказал один из источников в разведке. «Вопрос в том, когда Путин признает свои злодеяния».

Одна из версий событий, которую изучает Киев, состоит в том, что взрыв мог быть результатом внутриведомственного соперничества между подразделениями военной разведки ФСБ и ГРУ. Источники предполагают, что ГРУ вело переговоры о сдаче «Азовстали» с украинской армией, и ФСБ, возможно, стремилась сорвать эту сделку.

Солдат должны были защитить гарантии, данные Россией ООН и Международному комитету Красного Креста, что с задержанными в Азове будут обращаться должным образом. После взрыва русские отказались предоставить международным представителям какой-либо доступ к этому месту.

Ворошева сказала, что Красный Крест был допущен в лагерь в мае. По ее словам, россияне выводили посетителей в специально отремонтированное помещение и не позволяли им самостоятельно разговаривать с заключенными. «Это было шоу, — сказала она. «Нас попросили указать размер нашей одежды и сказали, что Красный Крест что-нибудь раздаст. До нас ничего не дошло».

Другие задержанные подтвердили версию событий Ворошевой и заявили, что с солдатами «Азова» обращались хуже, чем с мирными жителями. Об этом рассказал 32-летний волонтер Дмитрий Бодров. Уолл Стрит Джорнал всех, кого они заподозрили в неподобающем поведении, охрана отправляла в специальную дисциплинарную часть лагеря для побоев.

По его словам, они вышли, хромая и стоная. Некоторых пленников заставляли ползти обратно в свои камеры. Другой заключенный, Станислав Глушков, сказал, что заключенный, которого регулярно избивали, был найден мертвым в одиночной камере. Санитары накинули ему на голову простыню, погрузили в морг и сказали сокамерникам, что он «покончил жизнь самоубийством».

Ворошева была освобождена 4 июля. По ее словам, это было «чудом». «Охранники зачитывали имена тех, кого собирались освободить. Все слушали молча. Мое сердце подпрыгнуло, когда я услышал свое имя. Я собрал вещи, но не праздновал. Были случаи, когда люди были в списке, выходили, потом возвращались».

Она добавила: «Люди, которые управляют лагерем, представляют худшие стороны Советского Союза. Они могли вести себя хорошо, только если думали, что никто не смотрит».

Leave a Comment